Автор текста: Mikael Andersson, ITTF

Теперь можно сказать определенно: Майкл Мэйз вернулся. Если всё пойдёт по плану, его первое появление на международной арене состоится на Кубке Европы по настольному теннису DHS в Лозанне в начале февраля.

Желание и целеустремлённость

Желание и целеустремленность, безусловно, являются наиболее ценными качествами спортсмена топ уровня. Для покорения вершин временами необходимо переступать через свою боль и прилагать поистине титанические усилия. И при этом необходимо быть готовым к тому, что путеводная звезда может просто померкнуть – тяжелая травма способна прервать самую блестящую карьеру. Это рассказ о годовалой схватке с болью и сомнениями, и о том, как важно сохранить веру в себя для того, чтобы вырваться на новый виток.

Maze_1Мне повезло встретиться с Майклом несколько месяцев назад в Копенгагене. Это был прекрасный солнечный ноябрьский день, но по-настоящему пасмурный день для датского настольного тенниса – в отставку был отправлен Питер Сарц (Peter Sartz), который тренировал Майкла с 14-летнего возраста. Мы сидели и разговаривали на самые разнообразные темы; несомненно, большая часть разговора шла о 2013 годе, который Майкл коротко и ёмко охарактеризовал как «кошмар». Как человеку со стороны, мне не были известны подробности о степени тяжести травмы и последующих двух операциях, которые Майкл перенес в конце 2012 года и начале 2013 года.

Мне повезло встретиться с Майклом несколько месяцев назад в Копенгагене. Это был прекрасный солнечный ноябрьский день, но по-настоящему пасмурный день для датского настольного тенниса – в отставку был отправлен Питер Сарц (Peter Sartz), который тренировал Майкла с 14-летнего возраста. Мы сидели и разговаривали на самые разнообразные темы; несомненно, большая часть разговора шла о 2013 годе, который Майкл коротко и ёмко охарактеризовал как «кошмар». Как человеку со стороны, мне не были известны подробности о степени тяжести травмы и последующих двух операциях, которые Майкл перенес в конце 2012 года и начале 2013 года.

Всё сначала

Давайте вернёмся немного назад. Было время, когда я ездил по шоссе Е6 от Хальмстада (Швеция) на тренировочную базу Бреннбю, недалеко от Копенгагена, почти каждый день; в лучшем случае дорога в оба конца занимала у меня два с половиной часа. В 1988 году я начал работу в качестве тренера национальной сборной Дании и сохранял этот пост долгие семь лет. Объективно говоря, я и моя команда испытывала сложности; анализируя этот период моей карьеры в ретроспективе, можно образно выразиться: это были семь фронтовых лет. Я – молодой шведский специалист и команда моих помощников бились над фундаментом тех успехов, которых достигла датская сборная вскоре после моего ухода.

Моя первая встреча с Майклом Мэйзом состоялась в конце 1993 года. В то время в датском теннисе была, может быть, самая амбициозная программа по развитию молодежного настольного тенниса в Европе.

Спортивные функционеры подумывали об отмене данной программы, но наша команда свято верила в педагогику и тренировочный процесс и старалась, что называется, держать руку на пульсе. Необходимо знать, что и когда сказать; воля к победе и горящие глаза были достойной наградой за наши труды. Мы изо всех сил стремились к первому месту на пьедестале для датской сборной и были готовы многое поменять. Основным направлением наших усилий оставались поиск и воспитание перспективных молодых спортсменов. Так что появление 12-летнего самородка – левши из клуба KVIK, состоялось в нужном месте и в нужное время. Многие уже тогда увидели, что этот парень – настоящая находка для датского настольного тенниса и, потенциально, – новая звезда. Единственным его недостатком, насколько я припоминаю, был просто взрывной темперамент: когда что-то не получалось, дорогостоящий инвентарь регулярно летал по спортзалу.

Майкл был очень талантливым юношей, требующим при этом ежедневного внимания; к счастью, такой подход полностью разделял мой последователь – очень грамотный шведский специалист — Питер Сарц. Несомненный талант, плюс правильная тренерская работа привели к тому, что уже стало всем известной историей. Поклонники настольного тенниса на протяжении двенадцати-четырнадцати лет с замиранием сердца следили за взлетами и падениями этого датчанина. Майкл мог выдать просто феерическую игру, и на следующей же неделе мог наступить обескураживающий провал. По большей части такая нестабильность объяснялась травмами – оба колена, бедро и поясница. За последние четыре года Майкл Мэйз провел всего двадцать четыре международных встречи, результаты которых учитывались в мировом рейтинге и в настоящее время опустился в этом рейтинге на двадцать позиций, занимая 28-е место в мире.

Восстановление — настоящее

И вот мы встретились в конце 2013 года, почти в 20-летнюю годовщину нашей первой встречи. Майкл разбил тренировочный лагерь в маленьком поселке Хеебеке (Hoebaek), недалеко от Копенгагена и пригласил навестить его. Мэйз тренировался в небольшом зале, рассчитанном на четыре стола; его партнером по тренировкам был необычайно одаренный тринадцати-летний американский парень Канак Джа (Kanak JHA). В команду также входил тренер по физической подготовке Томас Мэкон (Tomas Macon).

Впрочем, чтобы рассказать эту историю сначала, необходимо вернуться к Олимпийским играм в Лондоне 2012 года. Несмотря на не лучшие физические кондиции и рецидив старой травмы, Майкл решил принять участие в Играх. Он отпраздновал успех в первых двух встречах, одержав победы над Калиникосом Креангой и  Юном Мизутани, в основном благодаря хорошей подаче и агрессивному стилю игры. В четвертьфинале Майкла ждал его хороший друг Дмитрий Овчаров.

Und auch wenn Funktionäre eine Suspendierung forderten, so glaubten wir weiterhin an Beratung und Lehre und waren uns bewusst, dass man vorsichtig sein musste, um diesen Youngster erfolgreich zu betreuen. Der Wille zum Sieg und der flammende Blick in seinen Augen zwangen uns zu einer intensiven individuellen Ansprache am Tisch. Vielen von uns war sofort klar, dass dieser Spieler der große Wurf für das dänische Tischtennis bedeuten könnte und, mehr noch,  genau der potentielle Star, den das Welttischtennis zu dieser Zeit dringend brauchte.

“Летняя подготовка к лондонской Олимпиаде проходила ужасно. Мое тело просто не выдерживало нагрузок – после хорошего спурта приходилось восстанавливаться целых два дня” – рассказывает Майкл Мэйз. “В Лондоне мне удалось показать немного; к четвертьфиналу я уже был развалиной. Держался только на обезболивающих, перед встречей с Димой просто провалялся весь день на кровати. Непосредственно перед встречей я дошел до того, что просто просил врачей что-то уколоть, но они не были готовы к подобным экспериментам…”

В последующие месяцы Майкл Мэйз принял участие в Кубке мира в Ливерпуле и чемпионате Европы в Хернинге (Дания) и, в обоих случаях, к великому разочарованию своих поклонников, он не смог пройти дальше первого тура.

Maze_pic

Вернемся к декабрю 2012 года, когда Майкл достиг критической точки: дальнейшее лечение или операция. Датский главврач Сорен Вендж (Soren Wenge) вынес ультимативный вердикт, который является ночным кошмаром любого профессионального спортсмена: операция на обоих бедрах, или конец карьере и, возможно, инвалидность.

 

«Не будет преувеличением сказать, что осмотр моих тазобедренных суставов шокировал врачей. Мои кости просто отправились в свободное плавание, суставы практически не функционировали. После этого у меня уже не оставалось вопросов по поводу причин моих последних неудач” – говорит Майкл Мэйз.

Майкл перенес две сложнейших операции на тазобедренных суставах, с интервалом восемь недель. Следующим этапом была реабилитация, и для датской суперзвезды стояло на кону все – не просто карьера, но стиль жизни и любимое дело. Двадцать четыре часа были расписаны по минутам: прогулки, отдых, специальные упражнения, сон – все было подчинено конечному результату, при этом о тренировках рано было думать даже до второго полугодия 2013 года.

Непростая задача для спортсмена экстра-класса, вся сознательная жизнь которого была сплошным адреналином изматывающих тренировок и спортивных поединков.

“Я думаю, сложнее всего мне далось ощущение собственной беспомощности. Первое время я не мог даже сходить в ванную комнату без посторонней помощи. Ночью, во время сна, специальное приспособление держало мои ноги в приподнятом положении, и слегка двигало ими. Всё было подчинено одной единственной цели – сохранить полноценную подвижность моих суставов”.

Указания врачей насчет продолжительности прогулок и времени отдыха были категоричными.

А что поделаешь? В некоторые дни мне разрешалось пройти около 200 метров, ни метром более. Интересно, как быстро срабатывают защитные реакции – в то время я просто огородил себя от тенниса. Это не конец моей карьеры, я вернусь, и я буду делать это настолько маленькими шажками, насколько это необходимо – эта простая мысль придавала мне силы в то непростое время”.

К лету 2013 года подвижность суставов почти вернулась в норму.

“К тому времени подвижность суставов более или менее восстановилась, но речь о  полноценных тренировках по-прежнему не велась.  Я и мой тренер по физической подготовке приступили к ежедневным занятиям. На самом деле, мои мышцы превратились в тряпки, предстояла очень большая работа… Терпение, и еще раз терпение – говорил я себе”.

Перелом произошел в один прекрасный августовский день.

“Томас кропотливо вел записи всех данных по программе восстановления; несмотря на все предостережения врачей, мы стали даже опережать график. И вот, в один летний день Томас предложил пробежку. В моей памяти этот день отложился, как некая переломная точка. Небольшая пробежка: 500 метров туда, отдых и 500 метров обратно, но по какой-то причине именно в тот день я увидел свет в конце тоннеля”.

Вскоре Майкл вернулся в настольный теннис, вернее сказать, вернул теннис в свою жизнь. Конечно, все происходило очень постепенно – лёгкие нагрузки, тщательно подобранные спарринг-партнёры. Мэйз прочно обосновался на тренировочной базе в Хеебеке – идеальном месте для восстановления, вдали от городской суеты и на расстоянии броска камня от специализированного зала Томаса Мэсона. Короткие теннисные схватки перемежаются с тщательно спланированными занятиями со специалистом по физической подготовке.

“Эта схема работает, и я удовлетворён результатами. Я приглашаю игроков навестить меня и потренироваться; похоже, приглашенным это тоже нравится. Всего несколько недель назад со мной тренировался Александр Шибаев, в ходе своей подготовки к Russian Open. Хочет приехать ещё, а мне было по-настоящему радостно за него, когда он пробился в финал этого престижного турнира. Забавно, как иногда  все выходит”.

Взгляд в будущее

Maze_pic2Два игрока, с которыми я сегодня беседую – Канак Джа и Майкл Мэйз принадлежат к разным поколениям; разница между ними – целых двадцать лет! Их объединяет приверженность к любимому виду спорта и решимость в достижении результата. Между этими парнями – словно невидимая нить, которая сплетена из несокрушимого стремления стать чем-то большим, чем просто «крепкий середняк».

Канак Джа – очень одарённый юный американский теннисист, и Майкл не скупится на комплименты в его адрес: “Очень хорош, и его способность менять темп игры мне очень импонирует”.  Два часа около стола сменяются прогулкой в спортзал Томаса Мэсона – настоящего датского гуру по физической подготовке, которого стремятся заполучить многие профессионалы.

Оба теннисиста продолжают тренировку сбалансированным комплексом физических упражнений, и тут Канак Джа тоже удостаивается превосходных отзывов от своих наставников: “Невероятно, на что способен этот 13-летний мальчик. Очень впечатляет!”

В то время как Канак Джа только мостит свою дорогу к спортивным достижениям, для Майкла Мэйза это очередная двухчасовая ступень в захватывающем квесте по восстановлению утраченного. Каждый параметр регистрируется и тщательно анализируется.

“Не хочется быть слишком оптимистичным, но всё идет достаточно неплохо. Я уже многое наверстал, а самое главное – могу полноценно готовиться. Моя цель – приступить к соревновательной практике в январе – феврале и подойти в оптимальной форме к кубку Европы в Лозанне 8-9 февраля”.

Томас Мэсон тоже показывает сдержанный оптимизм по поводу его клиента.

“Похоже, у меня здесь всё под контролем” – говорит он, показывая на свой ноутбук. “Хотя, с такими тяжелыми травмами никогда нельзя быть уверенным на 100%. Могу только сказать, что все выглядит неплохо, намного лучше, чем я ожидал, особенно учитывая наши временные рамки”.

После беседы я приглашаю Майкла на ужин – хочется завершить этот день на мажорной ноте. Он предлагает поехать в Dragoer.

«Всего пять минут езды, и мы в тихом небольшом ресторанчике на побережье. В это время года людей не так много, а места по-настоящему красивы своей особенной северной красотой. Во время ужина мы продолжаем тему спорта, который играет определяющую роль в жизни нас обоих. Разговор не мог не зайти о ситуации с датской сборной и том факте, что 19-летнее пребывание Питера Сарца в качестве главного тренера закончилось для него вердиктом: “Вы больше не соответствуете будущей концепции сборной Дании по настольному теннису”.

“Это не те слова, которые должен был услышать мой единственный тренер национальной сборной” – говорит Майкл, “И мне непонятно, почему ни один функционер, работающий со сборной, даже не поинтересовался моим мнением. Все это началось немного раньше, с увольнения помощника тренера Ху Вей Ксин (Hu Wei Xin), с которым я продолжаю работать на частной основе. В настоящее время я должен быть полностью сфокусирован на своих проблемах, но мне горько констатировать, что для национальной сборной наступают нелегкие времена. Было бы неправильно потерять тренировочную базу в  Брондбю, а это вполне может произойти”.

Прекрасный день заканчивается, вечереет, надо готовиться к возвращению в Хальмстад. Настроение у меня прекрасное, было очень приятно увидеться с Майклом Мэйзом, а еще приятнее было своими глазами убедиться в его решимости продолжить карьеру на самом высоком уровне.

“Конечно, необходимо пройти программу восстановления до конца, и я не собираюсь строить долгосрочных планов по поводу своей дальнейшей карьеры, по крайней мере, сегодня. Я вообще не задумываюсь об Олимпийских играх, честно, просто боюсь, в случае если что-то пойдет не так, быть погребенным под обрушившимися честолюбивыми планами.У меня были успехи, которыми можно гордиться — в 2003-2006 годах, а затем снова, когда я победил на чемпионате Европы в Штутгарте в 2009 году. Это в какой-то мере подстёгивает меня, но было бы правильнее описать мои сегодняшние задачи одной фразой: Я снова хочу получать удовольствие от своей игры” – говорит Майкл.

Будем надеяться. Этот выдающийся спортсмен достойно преодолевает нелегкие времена: дальнейшая карьера под большим вопросом; вся жизнь может поменяться из-за того что, что ты больше не звезда спорта.

Даже после колоссальной работы по восстановлению, несомненно, что-то может пойти не так. Но Майклу Мэйзу, я уверен, не в чем будет себя упрекнуть; он сделает всё возможное и, может, даже больше.  Именно это и есть воля к победе, вперед, несмотря ни на что.

2014 — Майкл перед DHS Кубком Европы

 

2014 — Майкл на DHS Кубке Европы

Перевод: Alex Lomaev

 

Об авторе

Seb

Себастиан начал свою настольно-теннисную карьеру в возрасте 11 лет и добрался до 5-й лиги Германии. Также он связан с профессиональным настольным теннисом. Как комментатор ITTF (Международной федерации настольного тенниса) он работает онлайн на многих соревнованиях. Присоединился к команде Butterfly в 2014 году. Работает в отделе продаж и маркетинга, выполняя работу переводчика и копирайт-редактора.

Связанные публикации